Потребность в сети морских охраняемых районов в Южном океане

Почему необходимо защитить один из последних уголков девственной природы на Земле

Потребность в сети морских охраняемых районов в Южном океане
penguins
Laurent Ballesta Andromède Oceanology

Обзор

Южный океан являет собой уголок почти нетронутой морской экосистемы Земли. Этот регион находится вокруг Антарктики и занимает 10% площади мирового океана. Он является местом обитания тысяч видов, представленных только здесь: от антарктического гигантского кальмара и рыб с антифризным белком в крови до биолюминесцентных червей и ярких морских звезд. Здесь также обитают миллионы хищников, включая пингвинов, тюленей и китов, которые зависят от огромных скоплений арктического криля — крохотных ракообразных, которые составляют основу хрупкой пищевой сети. Эти воды имеют жизненно важное значение для здоровья планеты: здесь зарождаются сильные восходящие течения, которые переносят незаменимые питательные вещества в морские воды к северу от экватора и, в тесном взаимодействии с остальным океаном, играют роль в регулировании климата.

Изменение климата и промышленное рыболовство существенно влияют этот уникальный регион. Представители биологических видов, эволюционировавших для жизни в экстремальных условиях окружающей среды, находятся под угрозой исчезновения, поскольку изменение океанических и атмосферных условий преобразовывает их среду обитания и подрывает работу морской экосистемы. Это воздействие усугубляется рыболовством, которое в случае с крилем сконцентрировано в областях меньшей площади и несет угрозу животных, которые зависят от этого ключевого вида, а также биоразнообразию региона.

В целях защиты этого уникального региона фонд Pew Charitable Trusts и его партнеры, совместно с Комиссией по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ) и участвующими в ней государствами, работают над внедрением принципов управления рыбными ресурсами, основанных на экосистемном подходе, и созданием сети морских охраняемых районов (МОР) вокруг Антарктики.

защита морских вод в районе Антарктического полуострова будет способствовать биоразнообразию региона и его обитателей, включая морского леопарда, который изображен здесь преследующим субантарктического пингвина.
Paul Souders
биоразнообразие Южного океана не ограничивается только пингвинами. В Восточной Антарктике на дне океана под толщей льда обитает гигантская морская лилия.
Laurent Ballesta Andromède Oceanology
малый полосатик, один из видов животных, которые питаются крилем в водах Антарктики, выпрыгивает из воды.
ekvals

Рыболовство в Южном океане

Организация АНТКОМ была основана государствами-участниками в 1982 г. в ответ на увеличение в антарктических водах количества рыболовных судов, занимающихся промыслом криля, который используется для производства пищевых добавок с жирными кислотами омега-3, корма для

рыбоводческих хозяйств и наживки. В то время как приоритетом организации является охрана природы — особенно в условиях ограниченности или неоднозначности свежих научных данных, — однако АНТКОМ допускает ограниченное рыболовство в некоторых областях в соответствии с экосистемным подходом. Промысел антарктического криля в настоящее время является крупнейшим рыболовным направлением для АНТКОМ. Эта международная организация, объединяющая 25 стран и Европейский Союз, также контролирует рыбные хозяйства, занимающиеся в разных точках континента разведением антарктического клыкача (Dissostichus mawsoni) и патагонского клыкача (Dissostichus eleginoides), представленного на рынке под названием «чилийский сибас».

Tabla 1

Рыбный улов в промысловом сезоне 2017-18 гг. по данным Комиссии по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ)

Промысел Улов (метр. тонн) Регион
Kril antártico 312,743 Атлантический сектор — Район 48 по классификации АНТКОМ, охватывающий Антарктический полуостров, Южные Оркнейские острова и Южную Георгию
Антарктический криль 2,594 Атлантический сектор — Район 48 по классификации АНТКОМ, в частности Южная Георгия, Южные Оркнейские о-ва, Южные Сандвичевы о-ва и регион Буве
3,474 Тихоокеанский сектор — Район 88 по классификации АНТКОМ, включая восточное и западное море Росса и море Амундсена
9,751 Южный сектор Индийского океана — Район 58 по классификации АНТКОМ, в частности вблизи Земли Уилкса, залива Прюдс, подводной горы Банзаре, Кергеленского плато, островов Макдональд, Херд, Крозе, Марион и Принца Эдварда.
Обыкновенная ледяная рыба 1 Южный атлантический сектор
520 Сектор Индийского океана — Остров Херд

Источник: The Commission for the Conservation of Antarctic Marine Living Resources, «Fishery Reports» (2018), https://www.ccamlr.org/en/publications/fishery-reports

Криль составляет основу пищевой сети Южного океана.
Education Images
Морская защита в районе Антарктического полуострова обеспечит сохранение достаточного объема криля для всех зависящих от него видов: тюленей, пингвинов и китов, в том числе горбатых китов, которые мигрируют в Южный океан на кормежку.
Michael Nolan

Угроза изменения климата

Здоровье Южного океана определяется изменениями в самом океане — например, повышением кислотности1 и изменением плотности и продолжительности существования морского льда2 — и изменениями на суше, которые влияют на морских животных, такими как аномальная жара и экстремальные погодные условия. На эти воды приходится значительная доля нагревания верхней толщи воды океана в текущем столетии, однако потепление происходит также в глубинных водах этого региона.3 В результате этого воздействия повышается угроза появления новых и инвазивных видов в Южном океане,4 в то время как среди эндемичных видов морских животных наблюдается сокращение численности5 и изменение ареалов.6

Исследования подтверждают, что МОР способны помочь уязвимым экосистемам выработать устойчивость к изменению климата за счет устранения такой дополнительной нагрузки, как рыболовство.7 Повышение устойчивости означает, что экосистемы могут лучше противостоять и восстанавливаться после шока, связанного с изменяющимися океанскими условиями, а также реагировать на такие стрессы без прекращения функций жизнедеятельности. Сети МОР также помогают биологическим видам адаптироваться к изменению климата или развить способность к эволюции или изменению поведения в связи с изменением условий среды обитания путем создания защищенных путей для миграции видов и смещения ареалов.8 Кроме того, относительно нетронутые воды Южного океана представляют собой естественную лабораторию по изучению реакции морских экосистем на потепление и повышение кислотности воды.

Сеть МОР — больше, чем сумма слагаемых

Основная миссия АНТКОМ состоит в защите разнообразия морской флоры и фауны Южного океана. В 2002 г. АНТКОМ стала первой международной организацией, принявшей на себя обязательства по созданию сети МОР в соответствии с рекомендациями Всемирного саммита ООН по устойчивому развитию. Девять лет спустя государства-участники согласились принять Природоохранные меры 91-04 (Conservation Measure 91-04)9, основу для создания сети MОР — и определили девять запланированных областей для развития будущих МОР.10 На тот момент АНТКОМом уже была создана охраняемая зона на южном шельфе Южных Оркнейских островов (2009 г.) — первый в мире МОР в открытом море. В 2016 г. был создан еще один МОР — крупнейший в мире — в регионе моря Росса. В совокупности эти МОРы охватывают 2,2 млн кв. км. На рассмотрении находится дополнительные предложения по районам в Восточной Антарктике, море Уэдделла и на Антарктическом полуострове.

Сеть МОРов не только сохранит взаимосвязь между многочисленными уникальными экосистемами Южного океана, позволяя морской флоре и фауне мигрировать между охраняемыми территориями для размножения и питания, но также внесет значительный вклад в защиту мирового океана:

  • Ученые полагают, что необходимо преобразовать в МОР по крайней мере 30% площади мирового океана для достижения эффективности результатов природоохранных мероприятий, а также для управления и восстановления истощенных рыбных ресурсов.11 Эта цель становится более актуальной из-за угрозы изменения климата.12
  • Для успешной реализации МОР должен представлять собой крупный изолированный район с высоким уровнем защиты и контроля в течение многих лет, в котором запрещен любой промысел рыбы или других ресурсов.13 МОРы, соответствующие этим критериям, окажут оздоровительный эффект на морские экосистемы за их пределами.14
  • Кроме того, сети МОРов, защищающие пути миграции и основные среды обитания, могут обеспечить связь популяций для выработки устойчивости при изменении условий окружающей среды.15
Стая молодых императорских пингвинов на краю льдины в Восточной Антарктике
Laurent Ballesta Andromède Oceanology

Предлагаемый МОР в Восточной Антарктике обеспечит безопасность 970 000 кв. км практически нетронутых областей дикой природы на территории земли Мак-Робертсона, ледника Дригальского и моря Дюрвиля — ледника Мерца.17 Прибрежные течения, включая круговорот в заливе Прюдс, смешиваются с антарктическим циркумполярным течением, поддерживая самые разнообразные виды морской флоры и фауны на всем протяжении Южного океана.18 Пингвины, тюлени, криль и клыкач входят в число многочисленных видов, выживание которых зависит от этой относительно неизученной, удаленной и холодной среды обитания.19

Предлагаемый МОР предусматривает многостороннее использование, включая районы с высоким уровнем защиты (зоны, закрытые для промысла клыкача, и зоны, закрытые для промысла криля), а также зоны рыболовства в соответствии с природоохранными мерами АНТКОМ. Рыболовство в научных целях будет разрешено в обозначенных исследовательских зонах в пределах МОР. Кроме того, рыболовство будет по-прежнему разрешено за пределами охраняемой области. В течение промысловых сезонов с 1972—73 гг. по 1994—95 гг.20 промысел антарктического криля был распространен в Восточной Антарктике до тех пор, пока деятельность по добыче криля не сосредоточилась в районе Антарктического полуострова. В настоящее время коммерческое рыболовство в регионе ограничено небольшими объемами промысла антарктического криля, а также антарктического и патагонского клыкача. Создание МОР в Восточной Антарктике обеспечит безопасность исключительно важной среды обитания, отличающейся уникальным биоразнообразием.

Воды в районе западной части Антарктического полуострова густо населены самыми разнообразными видами морской флоры и фауны. Тут нередко можно встретить касаток и горбатых китов, морских котиков и тюленей-крабоедов. Здесь гнездятся и добывают себе пищу порядка 1,5 млн пар пингвинов Адели, а также антарктических и субантарктических пингвинов.23 Промысел антарктического криля в этой области пересекается с местами обитания морских хищников, для которых скопления криля являются основным источником пищи.24 По мере устойчивого роста температуры все больше сокращается площадь морского льда — критически важной естественной среды обитания пингвинов, тюленей и других видов антарктических животных.25 Морской лед необходим и крилю: эти крохотные существа используют его для размножения, и мальки объедают растущий под ним плотный слой сезонных водорослей. Исследования показывают, что суммарное воздействие изменения климата и концентрированного вылова уже оказывают негативное воздействие на пищевую сеть региона.26

Предлагаемый морской охраняемый район Антарктический полуостров (область 1) включает Район общей охраны27, который объединяет две зоны, богатые морской жизнью, — проливы Брансфилд и Жерлаш, — где будет запрещен вылов криля в прибрежных зонах кормления хищников Антарктики. Она также защищает часть моря Беллинсгаузена, которая является важным районом нереста и нагула криля, и другие экологически значимые зоны для важных с коммерческой точки зрения видов рыб. Зона промысла криля разрешит коммерческий промысел криля для стран-участников в рамках природоохранных мер АНТКОМ. АНТКОМ работает над внедрением принципов управления рыбными ресурсами, основанных на экосистемном подходе, чтобы обеспечить рыболовство в долгосрочной перспективе и защитить разнообразие фауны, питающейся антарктическим крилем.

Воды в районе западной части Антарктического полуострова густо населены самыми разнообразными видами морской флоры и фауны. Тут нередко можно встретить касаток и горбатых китов, морских котиков и тюленей-крабоедов. Здесь гнездятся и добывают себе пищу порядка 1,5 млн пар пингвинов Адели, а также антарктических и субантарктических пингвинов.23 Промысел антарктического криля в этой области пересекается с местами обитания морских хищников, для которых скопления криля являются основным источником пищи.24 По мере устойчивого роста температуры все больше сокращается площадь морского льда — критически важной естественной среды обитания пингвинов, тюленей и других видов антарктических животных.25 Морской лед необходим и крилю: эти крохотные существа используют его для размножения, и мальки объедают растущий под ним плотный слой сезонных водорослей. Исследования показывают, что суммарное воздействие изменения климата и концентрированного вылова уже оказывают негативное воздействие на пищевую сеть региона.26

Предлагаемый морской охраняемый район Антарктический полуостров (область 1) включает Район общей охраны27, который объединяет две зоны, богатые морской жизнью, — проливы Брансфилд и Жерлаш, — где будет запрещен вылов криля в прибрежных зонах кормления хищников Антарктики. Она также защищает часть моря Беллинсгаузена, которая является важным районом нереста и нагула криля, и другие экологически значимые зоны для важных с коммерческой точки зрения видов рыб. Зона промысла криля разрешит коммерческий промысел криля для стран-участников в рамках природоохранных мер АНТКОМ. АНТКОМ работает над внедрением принципов управления рыбными ресурсами, основанных на экосистемном подходе, чтобы обеспечить рыболовство в долгосрочной перспективе и защитить разнообразие фауны, питающейся антарктическим крилем.

Тюлененок Уэдделла играет в прятки под полосой льда в Восточной Антарктике. Эти тюлени встречаются в трех текущих предлагаемых МОР в Южном океане.
Laurent Ballesta Andromède Oceanology

МОРы в Субантарктике и область 9

Планируемая АНТКОМ область 9 МОР (моря Амундсена и Беллинсгаузена) — единственная область в Южном океане, в границах которой отсутствует обозначенный или предлагаемый МОР. Кроме того, регионы между национальными МОРами в областях 4, 5 и 6 получат дополнительную защиту от МОР АНТКОМ, который повысит взаимосвязь между этими критически важными средами обитания.

В целях создания подлинной сети МОРов и обеспечения преимуществ научно обоснованных природоохранных мер и устойчивости сети МОР, страны-участники АНТКОМ должны разработать предложения по МОР в пределах этих регионов. Сотрудничество между странами-участниками АНТКОМ, ключевыми заинтересованными сторонами, учеными и отраслями для определения территорий с экологической значимостью в пределах этих областей поможет АНТКОМ в достижении цели создания надежной сети МОРов в Южном океане.

Перспективы

Создание сети МОРов в Южном океане станет примером эффективного международного сотрудничества перед лицом нарастающих экологических проблем. После создания единственных в мире МОРов в открытом море, на южном шельфе Южных Оркнейских островов и в море Росса, АНТКОМ сможет достичь этой цели, также предлагая МОРы в море Уэдделла, Восточной Антарктике и на Антарктическом полуострове (область 1) и развивая дополнительные меры защиты для области 9 и субантарктических регионов.

Примечания

Создание сети МОРов в Южном океане станет примером эффективного международного сотрудничества перед лицом нарастающих экологических проблем. После создания единственных в мире МОРов в открытом море, на южном шельфе Южных Оркнейских островов и в море Росса, АНТКОМ сможет достичь этой цели, также предлагая МОРы в море Уэдделла, Восточной Антарктике и на Антарктическом полуострове (область 1) и развивая дополнительные меры защиты для области 9 и субантарктических регионов.

Ледяной осьминог скользит по дну океана в Восточной Антарктике в поисках еды.
Laurent Ballesta Andromède Oceanology

Примечания

  1. E.M. Jones et al., “Ocean Acidification and Calcium Carbonate Saturation States in the Coastal Zone of the West Antarctic Peninsula,” Deep Sea Research Part II: Topical Studies in Oceanography139 (2017): 181-94, http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0967064517300243.
  2. S.E. Stammerjohn et al., “Trends in Antarctic Annual Sea Ice Retreat and Advance and Their Relation to El Niño–Southern Oscillation and Southern Annular Mode Variability,” Journal of Geophysical Research: Oceans 113, no. C3 (2008), https://agupubs.onlinelibrary.wiley.com/doi/abs/10.1029/2007JC004269.
  3. H.O. Pörtner et al., “IPCC Special Report on the Ocean and Cryosphere in a Changing Climate” (Intergovernmental Panel on Climate Change, 2019), https://www.ipcc.ch/srocc/.
  4. Ibid.
  5. Y. Ropert-Coudert et al., “Two Recent Massive Breeding Failures in an Adélie Penguin Colony Call for the Creation of a Marine Protected Area in D’urville Sea/Mertz,” Frontiers in Marine Science 5 (2018):264, https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fmars.2018.00264/full.
  6. A. Atkinson et al., “Krill (Euphausia Superba) Distribution Contracts Southward During Rapid Regional Warming,” Nature Climate Change 9, no. 2 (2019): 142-47, https://doi.org/10.1038/s41558-018-0370-z.
  7. K. Allard et al., “Report of the Study Group on Designing Marine Protected Area Networks in a Changing Climate (SGMPAN)” (2010).
  8. The International Union for Conservation of Nature, “Marine Protected Areas and Climate Change: Adaptation and Mitigation Synergies, Opportunities and Challenges” (2016), https://portals.iucn.org/library/sites/library/files/documents/2016-067.pdf; E. Sala and S. Giakoumi, “No-Take Marine Reserves Are the Most Effective Protected Areas in the Ocean,” ICES Journal of Marine Science 75 (2017).
  9. Commission for the Conservation of Antarctic Marine Living Resources, “General Framework for the Establishment of CCAMLR Marine Protected Areas,” https://www.ccamlr.org/en/measure-91-04-2011.
  10. Commission for the Conservation of Antarctic Marine Living Resources, “Marine Protected Areas (MPAs),” accessed July 31, 2020, https://www.ccamlr.org/en/science/marine-protected-areas-mpas.
  11. B.C. O’Leary et al., “Effective Coverage Targets for Ocean Protection,” Conservation Letters 9, no. 6 (2016): 398-404, https://conbio.onlinelibrary.wiley.com/doi/abs/10.1111/conl.12247.
  12. C.M. Roberts, B.C. O’Leary, and J.P. Hawkins, “Climate Change Mitigation and Nature Conservation Both Require Higher Protected Area Targets,” Philosophical Transactions of the Royal Society B: Biological Sciences 375: 20190121, no. 1794 (2020), https://royalsocietypublishing.org/doi/abs/10.1098/rstb.2019.0121.
  13. G.J. Edgar et al., “Global Conservation Outcomes Depend on Marine Protected Areas With Five Key Features,” Nature 506, no. 7487 (2014): 216-20, https://doi.org/10.1038/nature13022.
  14. J.R. Beddington et al., “The Role of Marine Reserves in Achieving Sustainable Fisheries,” Philosophical Transactions of the Royal Society B: Biological Sciences 360, no. 1453 (2005): 123-32, https://royalsocietypublishing.org/doi/abs/10.1098/rstb.2004.1578.
  15. K. Boerder, A. Bryndum-Buchholz, and B. Worm, “Interactions of Tuna Fisheries With the Galápagos Marine Reserve,” Marine Ecology Progress Series 585 (2017).
  16. Australian Antarctic Division, “A Marine Protected Area for East Antarctica,” last modified Aug. 15, 2018, http://www.antarctica.gov.au/law-and-treaty/ccamlr/marine-protected-areas; B. Raymond et al., “Important Marine Habitat Off East Antarctica Revealed by Two Decades of Multi-Species Predator Tracking,” Ecography 38, no. 2 (2014): 121–29, doi:10.1111/ecog.01021.
  17. Delegation of the European Union and Its Member States and Australia, “Proposal to Establish an East Antarctic Marine Protected Area” (CCAMLR, 2019), https://www.ccamlr.org/en/ccamlr-38/21.
  18. S. Nicol, K. Meiners, and B. Raymond, “BROKE-West, a Large Ecosystem Survey of the South West Indian Ocean Sector of the Southern Ocean, 30 Degrees E-80 Degrees E (CCAMLR Division 58.4.2),” Deep-Sea Research Part II: Topical Studies in Oceanography 57 (2010): 693-700, https://www.researchgate.net/publication/248417470_BROKE-West_a_large_ecosystem_survey_of_the_South_West_Indian_Ocean_sector_of_the_Southern_Ocean_30_degrees_E-80_degrees_E_CCAMLR_Division_5842.
  19. B. Raymond et al., “Important Marine Habitat Off East Antarctica Revealed by Two Decades of Multi-Species Predator Tracking,” Ecography 38, no. 2 (2015): 121-29, https://onlinelibrary.wiley.com/doi/abs/10.1111/ecog.01021; S. Kawaguchi et al., “Krill Demography and Large-Scale Distribution in the Western Indian Ocean Sector of the Southern Ocean (CCAMLR Division 58.4.2) in Austral Summer of 2006,” Deep Sea Research Part II: Topical Studies in Oceanography 57, no. 9 (2010): 934-47, http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0967064509003993; D. Agnew et al., “Status of the Coastal Stocks of Dissostichus Spp. in East Antarctica (Divisions 58.4.1 and 58.4.2),” CCAMLR Science Journal of the Scientific Committee and the Commission for the Conservation of Antarctic Marine Living Resources 16 (2009): 71-100.
  20. Commission for the Conservation of Antarctic Marine Living Resources, “Krill Fisheries,” accessed July 30, 2020, https://www.ccamlr.org/en/fisheries/krill-fisheries.
  21. C.M. Harris et al., “Important Bird Areas in Antarctica: 2014 Summary,” BirdLife International and Environmental Research & Assessment Ltd.; BirdLife International, “Proposed Marine Important Bird and Biodiversity Areas for Antarctic Penguin Species” (2020), manuscript in preparation; Commission for the Conservation of Antarctic Marine Living Resources, “CCAMLR VME Registry,” accessed March 30, 2020, https://www.ccamlr.org/en/document/data/ccamlr-vme-registry.
  22. Delegations of Argentina and Chile to CCAMLR (2019), “Revised Proposal for a Conservation Measure Establishing a Marine Protected Area in Domain 1 (Western Antarctic Peninsula and South Scotia Arc),” https://www.ccamlr.org/en/ccamlr-38/25-rev-1; Delegations of Argentina and Chile to CCAMLR, “Domain 1 Marine Protected Area Preliminary Proposal Part A-2: MPA Model,” last modified Oct. 13, 2017, https://www.ccamlr.org/en/sc-camlr-xxxvi/18.
  23. H.W. Ducklow et al., “Marine Pelagic Ecosystems: The West Antarctic Peninsula,” Philosophical Transactions of the Royal Society B: Biological Sciences 362, no. 1477 (2007): 67-94, https://royalsocietypublishing.org/doi/abs/10.1098/rstb.2006.1955.
  24. J.T. Hinke et al., “Identifying Risk: Concurrent Overlap of the Antarctic Krill Fishery With Krill-Dependent Predators in the Scotia Sea,” PLOS ONE 12, no. 1 (2017): e0170132, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0170132.
  25. 25Pörtner et al., “IPCC Special Report.”
  26. G.M. Watters, J.T. Hinke, and C.S. Reiss, “Long-Term Observations From Antarctica Demonstrate That Mismatched Scales of Fisheries Management and Predator-Prey Interaction Lead to Erroneous Conclusions About Precaution,” Scientific Reports 10, no. 1 (2020): 2314. https://doi.org/10.1038/s41598-020-59223-9.
  27. Delegations of Argentina and Chile to CCAMLR, “Revised Proposal for a Conservation Measure Establishing a Marine Protected Area in Domain 1 (Western Antarctic Peninsula and South Scotia Arc)” (CCAMLR, 2019), https://www.ccamlr.org/en/ccamlr-38.
  28. D.G. Ainley et al., “Geographic Structure of Adélie Penguin Populations: Overlap in Colony-Specific Foraging Areas,” Ecological Monographs 74, no. 1 (2004): 159-178, http://dx.doi.org/10.1890/02-4073; A. Lynnes et al., “Conflict or Co-Existence? Foraging Distribution and Competition for Prey Between Adélie and Chinstrap Penguins,” Marine Biology 141, no. 6 (2002): 1165-74, http://dx.doi.org/10.1007/s00227-002-0899-1; K. Barlow et al., “Are Penguins and Seals in Competition for Antarctic Krill at South Georgia?” Marine Biology 140, no. 2 (2002): 205-13, http://dx.doi.org/10.1007/s00227-001-0691-7; C.M. Harris et al., “Important Bird Areas in Antarctica: 2014 Summary,” BirdLife International and Environmental Research & Assessment Ltd.; L. Krüger, “Spatio-Temporal Trends of the Krill Fisheries in the Western Antarctic Peninsula and Southern Scotia Arc,” Fisheries Management and Ecology 26, no. 4 (2019): 1-7, https://doi.org/10.1111/fme.12363.
  29. Delegation of the European Union and its Member States and Norway to CCAMLR (2019), “Proposal to Establish a Marine Protected Area Across the Weddell Sea Region (Phase 1),” https://www.ccamlr.org/en/ccamlr-38; K. Teschke et al., “Scientific Background Document in Support of the Development of a CCAMLR MPA in the Weddell Sea (Antarctica)—Part C: Data Analysis and MPA Scenario Development” (2016), http://epic.awi.de/41178; unpublished sponge distribution in Weddell Sea MPA planning area provided by the Alfred Wegener Institute; C.M. Harris et al., “Important Bird Areas in Antarctica: 2014 Summary,” BirdLife International and Environmental Research & Assessment Ltd.; C. Yesson et al., “Knolls and Seamounts in the World Ocean: Links to Shape, KML, and Data Files,” Pangaea (2011), https://doi.org/10.1594/PANGAEA.757563.
  30. Delegation of the European Union and Its Member States and Norway to CCAMLR, “Proposal to Establish a Marine Protected Area Across the Weddell Sea Region (Phase 1)” (CCAMLR, 2019), https://www.ccamlr.org/en/ccamlr-38.
  31. C.R. Joiris, “Summer At-Sea Distribution of Seabirds and Marine Mammals in Polar Ecosystems: A Comparison Between the European Arctic Seas and the Weddell Sea, Antarctica,” Journal of Marine Systems 27, no. 1 (2000): 267-76, http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0924796300000725.
  32. L. Federwisch, N. Owsianowski, and C. Richter, “Glass Sponge Environments in the Weddell Sea, Antarctica” (YOUMARES 5, 2014), https://epic.awi.de/id/eprint/36662/; A. Brandt et al., “First Insights Into the Biodiversity and Biogeography of the Southern Ocean Deep Sea,” Nature 447, no. 7142 (2007): 307-11, https://doi.org/10.1038/nature05827.